http://forumfiles.ru/files/0019/58/c4/21708.css
http://forumfiles.ru/files/0019/58/c4/64440.css
http://forumfiles.ru/files/0019/58/c4/85591.css

Эреб — тёмное фэнтези

Объявление



Palantir

Добро пожаловать! Мы, кажется, наконец-то открылись.

Эреб — тёмное авторское фэнтези

Рейтинг — [18+]

Рисованные внешности, аниме-стилистика;
Эпизодическая система со смешанным мастерингом.





«Червь бездонный» — Мастер
«Союз тьмы» — Мастер
«Око за око» — Мастер
«Лурд Кайстийон» — Вива

Идёт набор на следующие события:
«Зверь Сильвара» и «Драконоборец»
Пока что в мире всё спокойно.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Эреб — тёмное фэнтези » Настоящее время » [Q] 31.05.307 г. ЭВ — «Червь бездонный»


[Q] 31.05.307 г. ЭВ — «Червь бездонный»

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

http://sd.uploads.ru/o2RpU.png
тридцать первое мая, задолго после полудня, но ещё не вечер

з а в я з к а

Скромный юный неофит постучался в двери покоев Двалинеи и кротко известил:
— Вас ждут у архимага, как можно скорее.
И, не менее учтиво поклонившись, был таков. С ней такое случилось едва ли впервые, а значит, она знала точно — стоит поторопиться. Ибо её ждут.
И в этот раз — особенно. Не нужно быть уважаемым волшебником, чтобы в дни, подобные этим, знать, что в Шерту прибыл кто-то очень важный и могущественный, и если для кого-то это становится причиной страха, то кто-то в этом наверняка узрит возможность продвинуться вперёд.
Впрочем, пока "у архимага" обнаружится только Виктор — известный задира, сноб и ассистент архимага. Но в такой волнительный момент, наверное, для краткой беседы сойдёт и он. Вдруг ему что-то известно, о чём стоит узнать заранее?

о с н о в н а я   и н ф о р м а ц и я

Погода и окружение:
За окном яркое, жадное солнце и пылкая свежесть, но внутри Шерты это оборачивается лишь духотой.
История происходит в покоях архимага, весьма богатых, как на книги, так и на всяческие удобства.

Участвующие лица:
Двалинея, которой предстоит явиться пред ликом архимага и Гилъенира.

Тип эпизода:
Закрытый.
   


   
[float=left]http://s7.uploads.ru/nwkbN.png[/float]Виктор был умелым волшебником, легко сдавшим экзамен. Кроме того, он отличался гордостью того толка, которая в глазах других превращается в снобизм и заносчивость, чего, впрочем, не стыдился.
С Двалинеей, тем не менее, у них сложились странные отношения. По крайней мере, их таковыми считал Виктор. Ему определённо нравились некоторые её черты, но в то же время неудачливая волшебница неизменно вызывала у Виктора чувство раздражения. Словно бы она...
Виктор приостановил чтение, подбирая нужное слово.
Старается недостаточно? Нет. Ленится? Тоже не то. Не видит дальше своего носа? Уже ближе...
Виктор аж прищелкнул пальцами, — известный ритуал в любой вселенной, призывающий верные слова в голову, — после чего кивнул, удовлетворённый пришедшим на ум вариантом: трусит. Мыслит недостаточно широко и смело.
Да, именно так.
Впрочем, вскоре это могло быть исправлено.
Виктор нахмурился чуть больше обычного. Почему-то он испытывал смутное беспокойство за девушку, которая должна была вскоре встретиться с Архимагом и Гилъениром. Поэтому, — а ещё и потому, что она должна была встретиться, собственно, с грандами, — Виктор её и вызвал сюда.
Он хотел убедиться, что она осознаёт всю ту ответственность и серьёзность, что ей предстоит.
А пока она тратила время почём зря, Виктор изучал историю Иаверта, города Гилъенира.

+2

2

  Сегодня был прекрасный день.
  Нет. Он был просто восхитительным.
  Двалинея очень любила те дни, когда в Шерту захаживали гости. Никто, кроме ассаров, не мог себе этого позволить, и бывали случаи, когда их визиты заканчивались... Некоторыми последствиями, для магов Шерты. Кого-то из них забирали, кого-то частенько наказывали за оплошности, боясь упасть в грязь лицом. А у испуганных учеников от страха перед неизвестным руки тряслись очень сильно, и вещи из них падали куда чаще, обычного.
  И правда, поистине, чудесное время! Почти в каждом сне, куда проникала Двалинея, ей преподносили на блюдечке всё, что нужно, чтоб устроить настоящий ад для окружающих её людей. А если непонятно, чего человек больше всего боится, достаточно просто задействовать какого-нибудь демона в его сне, неожиданно появиться из-за угла, разорвать вот этого милого котёнка, к которому так радостно несётся эта девчонка, или взять возлюбленную вот этого парня в личные служанки, да заставить ублажать своего господина прямо на глазах парнишки - и нужные мысли сами всплывают на поверхность. Настоящие сливки, которые знай, аккуратно собирай, да жди удобного момента, дабы использовать.
  Лунная провела в Шерте уже более двадцати лет. За это время, она успела хорошенько изучить поведение людей в разных ситуациях - конечно, в первую очередь, во снах - и давно уже знает, кто из окружающих её учеников чего боится.
  Сегодня ей удалось развить страхи парня из соседней комнаты.
  - Боится вида запёкшейся крови... - Старательно выводила в блокноте Двалинея, сидя за столом перед окном, и ловя уходящие лучи солнца. - ...особый эффект вызывают обугленные внутренности... Интересно, а если ему что-нибудь оторвать, и он увидит собственное обгоревшее тело, результат будет другим? - Девушка оторвалась от бумаги, разглядывая написанное и стуча пером по щеке. - Или, может, стоит его живьём сжечь? Стоит определённо изучить этот вопрос... Он больше боится крови, грязи, ожогов или просто огня? Непонятно, непонятно... Но это пока. Я обязательно... Да?
  Магесса полу-обернулась в сторону двери позади себя.
  - Вас ждут у архимага, как можно скорее.
  Какой-то новичок. В его снах, Лина ещё не успела покопаться. Нужно обязательно этим заняться на досуге, уж больно раздражает его вежливость.
  - Хорошо, - коротко кинула Двалинея, поднимаясь и захлопывая блокнот.
  Дверь за её спиной захлопнулась, пока девушка прятала блокнот за пояс - приобретённая здесь, в Шерте привычка носить все свои заметки с собой. Кто знает, когда они понадобятся... Хотя больше, магессе просто не хотелось делиться наблюдениями с кем-либо. По той же причине, она вела все записи задом-наперёд, не слева-направо, а справа-налево. Многие в принципе не могли разобрать её мелкий острый почерк, а уж в таком виде...
  Убедившись, что блокнот не сползёт и не выпадет в самый неподходящий момент, девушка набросила на плечи плащ, пряча под его капюшоном лицо, скрывая седые волосы и повреждённый глаз, и без ещё каких-либо промедлений, отправилась в кабинет Архимага.

  Трижды постучалась в дверь, прислушиваясь. Открыв дверь, быстро зашла внутрь и поклонилась.
  - Звали меня? - Лишь после вопроса подняла голову и взглянула на человека перед собой. Заметно расслабилась и прищурилась. - А, ты... От меня что-то требуется?
  Двалинея не любила этого парня. Виктор был ассисентов архимага, и имел достаточно возможностей, чтоб создать проблемы девушке. Она его не любила, и не слишком-то уважала. Но считаться с ним необходимо, чтобы хотя бы не создавать себе лишних хлопот.
  Хотя иногда, Лунной очень хотелось наслать на этого парня несколько образов понеприятнее, да опустить с небес на землю. Когда-нибудь, может быть...
  Но сегодня, определённо, нужно было вести себя с ним хотя бы в меру вежливо.

+1

3

[float=left]http://s7.uploads.ru/nwkbN.png[/float]Как пел один трубадур-хулиган, «Он был бы славным малым, если бы ни был таким говнюком!»
На этом моменте слушатели обычно взрывались хохотом, и хотя изначальная баллада относилась к Виктору чуть меньше, чем никак, характеристика ему подходила. Отчасти.

Я, — подтвердил Виктор, с той ноткой брезгливости в голосе, которая как бы говорила, "Я и не ждал от тебя вежливости или учтивости".
Справедливости ради, Виктор, известный своей гордыней, пусть и не безосновательной, и сам подобными качествами не обладал.
С громким хлопком он закрыл книгу, поставил её на своё место и с характерным прищуром, свысока, окинул Двалинею критическим взором, словно бы оценивая её внешний вид.
Мне — нет. — Нарочито спокойно начал Виктор. Он уже перебирал этот разговор в уме, — ему почему-то действительно хотелось быть первым, кто преподнесёт эту новость Двалинее, благо и сам архимаг ему это поручил, — и потому заведомо отбросил такие варианты начала разговора как "Что тебе известно об Иаверте?" или "Никогда не думала, что будет, если помимо глаза ты лишишься ещё и носа?"
Нет.
Показывая свою рациональную сторону натуры, Виктор решил быть удивительно честным и открытым.
Что не помешало ему обречённо вздохнуть.
Выглядишь ужасно, — Без зазрения совести, честно резюмировал он, — Тебе стоит лучше следить за собой.
Виктор подошёл к ней едва ли не вплотную и всё так же свысока продолжал. На какое-то мгновение могло показаться, что он не хочет начинать говорить о деле, но стоило этой мысли мелькнуть в его голове, как Виктор тут же мысленно одёрнул себя сам. Брови его нахмурились сами собой.
Я читал, что если сообщить человеку о чём-то важном заранее, он перегорит этим до нужного момента, и тогда, когда придёт время, проявит себя хладнокровно и спокойно. Тебе, увы, повезло меньше, и времени практически нет, но я всё же рискну попробовать. Кроме того, я подумал, что тебе потребуется человек, с которым ты сможешь это обсудить, а у нас с тобой равноценно неприязненные отношения, чтобы ничья гордость от этого не пострадала. — Чётко, размеренно, словно бы на выступлении, изложил Виктор. Если бы не надменный взгляд с прищуром, он мог бы показаться неплохим лектором. — Надеюсь, ты воспримешь это рационально. Тебя сюда вызвал архимаг, сам Сталар, лично, чтобы встретиться с глазу на глаз с тобой и гостем Шерты — Гилъениром. Вечерний Гил ищет себе слуг, а ты достаточно бестолковая и старательная, чтобы подойти ему. Подумай об этом, пока можешь.
Ни один мускул не дрогнул на лице Виктора, так что не оставалось никаких сомнений в том, что это была не шутка, и не розыгрыш. К тому же, при всей своей сволочности Виктор никогда не занимался подобными пустяками.
Скрестив руки на груди, он замолк, давая Двалинее обдумать услышанное.

+1

4

  Лина наблюдала за действиями Виктора, стоя всё также у двери и закинув голову, чтоб капюшон не падал на глаза. Чем больше ей приходилось находиться рядом с этим малым, тем больше ей хотелось что-нибудь выкинуть и как-нибудь напакостить. Что и как? Об этом Двалинея старалась не думать - чтоб, всё же, удержаться и ничего не выкинуть.
  Она молча проследила за тем, как парень спрятал книгу и подошёл к ней, и так же молча уставилась на него, высоко задирая голову - чем ближе, тем больше не только сам капюшон мешал, но и невысокий рост.
  - Тебе стоит лучше следить за собой.
  Волшебница лишь фыркнула, немного показав зубы. Ей было нечего отвечать на подобное, да и не хотелось. Ко всему, это был явно не та причина, по которой её сюда вызвали, и отвечать было попросту необязательно. Наверное.
  Начало речи Виктора было полным пустых слов, и почти не имели сути, что только насторожило Лунную. К тому же, о чём таком важном он мог с ней говорить? На ум приходило много разных вещей, но они все были слишком мелочными для подобной встречи и срочности, и уж явно не стоили подобных речей, так что Лина быстро перебирала варианты в уме, мгновенно отметая каждый из них. Ничего толкового в голову прийти так и не успело прежде, чем Виктор сказал, что должен был.
  - ...Вечерний Гил ищет себе слуг, а ты достаточно бестолковая и старательная, чтобы подойти ему. Подумай об этом, пока можешь.
  Двалинея смогла сохранить мимику лица и не выдать своей растерянности и, чего там, испуга. Гилъенир - возможно, и не самый худший ассар, к которому её рано или поздно отправили бы, но и лучшим вариантом его тоже было трудно назвать. Магесса отвела взгляд в сторону и немного опустила голову, пытаясь вспомнить всё, что знала о хозяине Мрачного Погоста. И от этих мыслей, по её спине пробежали мурашки. С другой стороны, к Лине доходили и весьма обнадёживающие слухи - о том, что при должной службе, подчинённые Гила жили довольно неплохо. Не самое лучшее место, конечно... Но разве у неё были какие-то варианты? Ей, по сути, и выбора не оставляли, и весь этот разговор наверняка направлен только на то, чтоб она, из-за шока и неожиданности, не выкинула что-нибудь перед самим ассаром.
  "Кроме того, наверняка там можно будет и получить выгоду от чего-то," - успокаивала себя волшебница.
  Глубоко вздохнув и поджав губы, она снова закинула голову. Стянув рукой капюшон с головы, Лунная сделала шаг назад и отвесила полу-поклон Виктору, улыбаясь уголками губ и глядя ему прямо в глаза.
  - Если на то воля Сталара, - "Снова он!" - и Вечернего Гила, тогда я с удовольствием сделаю всё, что в моих силах, для моего нового господина. Когда мне необходимо с ним встретиться, и что вообще требуется от меня до... нашего отъезда?

+1

5

[float=left]http://s7.uploads.ru/nwkbN.png[/float]Виктор лишь тяжко вздохнул в ответ на представление Двалинеи.
Конечно, подобный оптимизм можно счесть похвальным, но, пожалуй, Виктору не помешала бы капля вполне человеческого страха или признания оного. Ведь за этой нарочитой радостью, кажется, нет-нет, да скрывалась подобная тень.
Взгляда, впрочем, Виктор не отвёл. Лишь, кажется, скривился чуть больше, словно бы компенсируя ту улыбку, которой одарила его волшебница напротив.
Не стоит торопиться. — Не скрывая лёгкого раздражения в голосе, — свойственного Виктору, впрочем, практически всегда, — возвестил юноша. — Конечно, Сталар видит в тебе идеального кандидата, но всё решит именно Гил. Поэтому прежде всего тебе стоит приготовиться к беседе с ним. И нет...
Виктор плавно поднял ладонь, словно бы призывая Двалинею остановить гипотетические вопросы.
Я не знаю, что он спросит и что он скажет, — Чуть менее раздражённо, кажется, продолжил Виктор, — Поэтому ничем тебе помочь не смогу. Единственное, что я слышал от мастера — тебе стоит быть вежливой. Вечерний Гил это ценит. Возможно, этого будет достаточно. Вероятно, судя по тому, что тебя может ждать в Иаверте, тебе также стоит проявить крайнюю небрезгливость. Что же...
   
«...с минуты на минуту Сталар должен быть здесь», хотел было сказать Виктор, — но вовремя умолк, — как дверь неожиданно отворилась, и, судя по шляпе и огромной седой бороде, Сталар уже оказался тут.
[float=right]http://s3.uploads.ru/OKcs9.png[/float]— Мастер... — Кротко поклонился Виктор.
Двалинея! — Радостно, будто получил двойную порцию мяса на обед, воскликнул в свою очередь Сталар, взмахнув руками. — Рад тебя видеть! Виктор уже позвал тебя? Этот парень не так плох, как ты можешь о нём подумать, девочка, готов поспорить, он беспокоится о тебе, и именно поэтому так поступил.
Виктор, почему-то, отвёл глаза, но ни одним мускулом на лице показал волнения или смущения.
В любом случае, малышка, — Кажется, в возрасте Сталара "малышкой" можно было называть и женщину в почтенных летах, — Хорошо, что я увидел тебя до того, как наш гость к нам присоединился. Он будет вот-вот сейчас. Я порекомендовал ему тебя как очень старательную, пусть и не самую удачливую, волшебницу. Гил таких любит, уверяю тебя! Как записано в «Речах Иаверта», «Гений — это прежде всего старание!», а в этом тебе нет равных.
Архимаг поучительно поднял указательный палец вверх и продвинулся к своему столу.
Из-за плотных одежд Сталар мог показаться грузным, но, несмотря на возраст и наличие трости, в действительности архимаг был весьма крепким и бодрым стариком. Он принадлежал к числу тех, кто кажется молодым и здоровым всегда, а не только в годы своей юности, и уж точно не походил на жирных и заплывших колдунов Нуса ни на йоту.

«Речи Иаверта», строго говоря, не были полноценной книгой, и вряд ли Двалиения слышала о них, но судя по тону разговора, написал её никто иной, как Гил. На самом деле, это было не так; да, в «Речах» использовались цитаты именно Гилъенира, но составил их особенно преданный Безносый, а не сам первородный демон.
В общем, моя дорогая, — Улыбнулся, несмотря на общий суровый вид, Сталар, сверкая на волшебницу юношеским блеском чистых голубых глаз из-под седых бровей, — Если ты хочешь что-то спросить — сейчас самое время.
Виктор, как то он умел в совершенстве, в это время спокойно отошёл на второй план, беззвучно следя за разговором.

+1

6

  Услышав вздох Виктора, женщина улыбнулась уголками губ. Несмотря на ситуацию, Двалинея не могла не порадоваться тому, что смогла хоть как-то вывести парня из себя. Пусть он и обычно был не слишком довольным, но ещё один маленький укол для него - радость для Лины. Разве это будет лишним?
  Она выровнялась, но вместо того, чтоб скрыть улыбку, она дополнила её лёгким, почти незаметным, прищуром. О себе, волшебница, конечно, волновалась и переживала. Но лишнее мгновение радости лишним редко бывает.
  Дверь за спиной Двалинеи распахнулась, привлекая к себе внимание и заставив женщину обернуться.
  - Учитель! - Лина сделала улыбку чуть более приятной и снова поклонилась, на этот раз чуть ниже, прижав правую руку к груди, а левую спрятав за спину.
  -...готов поспорить, он беспокоится о тебе, и именно поэтому так поступил.
  Магесса встряхнула головой, прогоняя накатившую волну смеха, и снова выровнялась, всё ещё держа руки также, как во время поклона. Сдержавшись от того, чтоб заглянуть прямо в глаза парню, Лина обошлась лишь тем, что скосила глаза в его сторону.
  - Так ми-и-ило, - едва слышно прошептала волшебница, снова обращая всё своё внимание на Сталара, и убирая с лица улыбку, которая, казалось, была более не уместна. Хотя Двалинее приходилось сдерживаться, чтоб не рассмеяться.
  Внимательно слушая архимага, женщина в этот раз обошлась лишь учтивым кивком головы.
  - Благодарю Вас, учитель, - больше для приличия ответила Лина, всё равно не понимая отсылку старого мага в полной мере, и направилась за Сталаром, снова бросив быстрый взгляд на Виктора. Удивительно, как мимолётом брошенная фраза может зацепить... Ещё несколько минут назад, Лунная была готова бросить всё и отправиться с Гилом в любой момент, теперь же, она старательно подавляла в себе мысли о том, чего боится Виктор и как можно зацепить. Садисткая натура женщины так и просилась на волю, тем более - когда была такая благодатная почва!..
  Голос Сталара вернул Двалинею к действительности. Слегка вздёрнув носик, она встретилась взглядом с учителем, приняв серьёзный вид.
  - Боюсь, от такой неожиданной новости, у меня в голове образовалась каша, учитель, - без тени улыбки ответила Лина, растеряно проведя кончиками пальцев по подбородку и губам, всё ещё держа левую руку за спиной. - Не повлияет ли на решение Гила тот факт, что я не смогла открыть Путь? И, возможно, у Вас есть какие-то идеи, как я вообще могу быть полезна столь могущественному ассару? - Женщина отвела взгляд в сторону, задумавшись. Несколько мгновений спустя, сжав губы, она вновь посмотрела на архимага и слегка наклонила голову на бок. - Возможно, Вы можете дать мне какой-то совет или рассказать ещё что-то, что мне будет полезно узнать прежде, чем я встречусь с нашим гостем?
  Посомневавшись ещё какое-то мгновение и мысленно фыркнув в сторону Виктора, Двалинея шумно выдохнула через нос и сжала челюсть, борясь с желанием поговорить с учителем, и нежеланием говорить при его ассистенте. Но всё же, страх взял вверх перед гордостью. Сжав правую ладонь в кулак, до побелевших костяшек, и опустив руку под плащ, Лунная, наконец, решилась добавить ещё кое-что.
  - Кроме того, я очень мало знаю о Безносых и о том, как они вообще живут. И... - женщина запнулась, подбирая слова. - И меня несколько... пугает то, что мне придётся позволить отрезать себе нос. Не самая приятная в мире процедура, - последние слова Лина сказала уже тише, переведя взгляд на книжные полки. Она почти никогда не делилась с тем, что чувствует, и уж тем более - своими страхами (уж ей ли не знать, каким оружием они могут быть!). Но перспективы её действительно пугали, а Сталару может быть известно что-то, что ей пригодится. Только бы этого Виктора ещё не было под боком... Всё же, Двалинея его совершенно не любила.

+1

7

[float=left]http://s3.uploads.ru/OKcs9.png[/float]Сталар мягко улыбнулся словам Двалинеи. В речах магессы сквозила ожидаемая наивность и робость, естественная, когда речь заходила о таких могущественных существах, подобных Вечернему Гилу.

— Так уверенно говоришь, — Беззвучно, нахмурившись, пробормотал на фоне Виктор, — Будто уже отрезала себе нос.
Но его, разумеется, никто не услышал. Кажется.

Мне понятно твоё смятение, дитя. — Сталар мелко кивнул; с такой шляпой, кажется, активно двигаться вообще было противопоказано. Тем больше удивлялись те, кому доводилось видеть архимага в деле. — Это действительно серьёзный шаг, за которым тебе подстерегает масса тайн и загадок. К тому же, тебе придётся взаимодействовать с тем, кто мыслит не как человек. Но скажу тебе честно, малышка...
Сталар вздохнул и обратил удивительно серьёзный взор на Лину. Несмотря на это, голубые глаза, кажется, лучились искренностью того оттенка, за которым не можешь видеть ничего окромя простой человеческой доброты и разума.
Иаверт откроет для тебя новые возможности, которых ты лишена здесь. Гилу не интересны Пути, поэтому твои навыки в этом поприще ему без надобности. Более того, Гилъениру, насколько мне то ведомо, вообще неважно, каким волшебством ты предпочитаешь пользоваться, но это ему, в то же время, и это важно, не безынтересно. Он обращается в Шерту потому, что считает, что ученики здесь привыкли пользоваться головой, научились задавать вопросы и горят желанием узнавать новое, и именно это ценно для него. Да, Безносые Гила воспринимаются по-разному, их не очень-то любят даже в родном Иаверте, но это лишь потому, что Безносые — настоящие правители этого города. Он свободно могут перемещаться по нему, Гил поощряет собственные исследования и изыскания над Жертвами Погоста и всячески поощряет научную инициативу. В то же время, Гилъенир не терпит ханжества и излишней морали, и Безносые перенимают это от него. Оставаться ли человеком тебе, или попытаться стать кем-то иным — твой выбор, Лина, но в этом месте ты получишь его, и это — самое важное. Поэтому не бойся. Гил ласков к тем, кто его слушается и руководствуется разумом. Чем ты можешь быть полезна?
Сталар задумался, воздев очи к потолку и теребя бороду.
Признаться, мне сложно сказать наверняка. Полагаю, что он просто потерял одного из Безносных в последние дни и теперь ищет ему замену, а может — у него есть какие-то планы и идеи, требующие дополнительных рук. — Сталар удивительно тепло усмехнулся и развёл руками, — Спросишь у него сама, хорошо? И нет, не бойся того, что лишишься носа.
Сталар похлопал по упомянутому органы и неожиданно рассмеялся.
Я вот, после занятий алхимией, потерял обоняние ещё в двадцать лет, — Бодро объяснил он, — А отрезать его тебе лично не понадобится: Гилъенир делает всё сам. Досужие языки любят говорить, что через часть тела он получает власть над человеком, но это чепуха. Правда в том, что в Погосте царит заклятье, воздействующие на ум людей через обоняние, и ещё пара болванчиков ему ни к чему. Ему нужно люди, умеющие думать самостоятельно. Кроме того, это не больно, насколько я знаю. О! Слышите? Гилъенир идёт!
Он показательно замер и в тот же миг в воздухе воцарилась неожиданная тишина.
«Тишина Зольца,» — В свойственной для Виктора манере, пронеслось у него в голове, — «Интересно, Лина поймёт, что архимаг использовал это заклятье, выделяющее все звуки кроме определённых частот вокруг?»
И вот именно сейчас, когда не слышно было ничего, раздалось ровное шуршание, словно несколько змей разом скользили по коридору. Гилъенир Вечерний приближался.

+1

8

Гилъенир терпеть не мог издержки. Если у тебя есть свободное время — ты должен делать что-то продуктивное. Это не означало, впрочем, что ты обязан был делать что-то существенное; подобное мышление работало таким образом, что если твоей целью является степенная рефлексия, и по факту ты не делаешь ничего, это допустимо, ибо ты следуешь своей цели.
Подразумевало это также и то, что действия должны были полезными. Например, отправиться в Шерту лично за одним-единственным слугой, не слишком-то рационально. Но Вечерний Гил, в привычной для себя манере, решил совместить эту поездку с небольшим исследованием, в котором его новый подопечный мог выгодно показать себя. Или нет. Если бы кто-то спросил Гилъенира, «Что он ждёт от нового ученика?», он бы без зазрения совести ответил "ничего". Демон честно полагал, что получает в своё распоряжение ноль, чистый и девственный, и вот уже от дальнейших его действий оценивал слугу выше или ниже прежнего. Мало кто знал, но иные Безносые становились Жертвами отнюдь не стараниями недоброжелателей Погоста.

Неудобным фактом становилась кража Серебристого Зерцала. А ведь воры наверняка посчитали его простой драгоценной побрякушкой!
Удачным — нахождение иного пути, которое не требовало древнего артефакта. И Гил искренне признавал эту находку волей случая.
Так или иначе, но кража никак не выходила из головы первородного ассара, пускай даже госпожа и направила за ворами свою излюбленную Пепельную, Фаррох.

Гилъенир невольно покачал головой, словно стремясь избавиться от дурных мыслей.
Раз Нэрдаэль верит Фаррох, значит и он будет верить. И убедившись в этом, улыбнулся да мягко скользнул в сторону покоев архимага.
Ему нравилось в Шерте. Здесь было полно думающих людей, которые, при этом, не забывали о вежливости и послушании. Это даже отдалённо напоминало Погост, а в Погосте Гилъениру всегда было спокойно и вольно.
Дверь отворили две передние змеи, точно дополнительные руки, — настоящие скрывались в богатых одеждах, — после чего, удивительно ловко для такой громоздкой короны и великого роста, Вечерний Гил скользнул внутрь. Уже там он выпрямился, без труда поднявшись над присутствующими людьми и тепло улыбнулся прямо Двалинее. Он без сомнений узнал в ней ту ученицу, о которой ему рассказывал Сталар. И хотя шлем скрывал верхнюю половину лица Гилъенира, не оставалось никаких сомнений в том, что он глядит прямо на неё.
Другие змеи, впрочем, словно бы невзначай, наблюдали за архимагом и мрачным юношей.
Добрый день, Лина, — Удивительно красивым голосом, под стать внешности, поприветствовал магессу Гил, и даже кратко поклонился; требуя вежливости от других, ассар не забывал о вежливости сам. — Сталар много рассказал мне о тебе сегодня. Признаться, у нас мало времени, и ты — лишь побочная цель моего нынешнего пути. Ох... — Он совершенно бесстыдно, по-девичьи приложил пальцы к губам, — Не сочти за оскорбление, просто хочу, чтобы ты знала, что нас ждёт нечто большее совсем скоро. Поэтому спрошу тебя сразу о главном.
Гилъенир плавно подплыл к Двалинее, кажется, окружил её и мягко коснулся ладонью её щеки. Кожа его руки была тёплой, мягкой, до одури шелковистой. Шаарх действительно постарался над одним из своих первых детей. Губы ассара расплылись в улыбке.
Расскажи мне, чего ты жаждешь, боишься ли чего, дорожишь ли носом, готова ли служить верно и до самой смерти.
Рука ассара скользнула по щеке девушки до самого уха, а сам Гил, кажется, склонился над ней точно хищный змей.

+3

9

  Виктор что-то сказал, или ей показалось? Должно быть, показалось.
  Женщина перевела взгляд на архимага, однако, словно боялась взглянуть ему в глаза, вместо этого рассматривая воротник его одежды. Впрочем, взгляд Лины был словно стеклянным - Лина думала и слушала, и совершенно не обращала внимания на всё остальное.
  Слова Учителя разворошили в груди волшебницы нечто, что принялось неприятно ворошиться. Страх. Она отвлеклась на Виктора, и позволила страху уснуть, но как только разговор снова коснулся темы с Вечерним Гилом - он снова дал о себе знать, неприятно сжимая всё внутри.
  Двалинее удалось сохранить выражение лица, но руки её, кажется, начали дрожать. Чтоб скрыть это, она сцепила их в замок перед собой, и, моргнув, взглянула Сталару в глаза. Как раз в тот момент, когда он замолчал и решил уделить немного внимания потолку.
  - Спросишь у него сама, хорошо?
  "Да как бы я вообще дар речи не потеряла при ассаре-то!" - Мысленно фыркнула Лина, выдавив из себя сладую улыбку и наклонив голову, безмолвно соглашаясь со словами архимага. Нет, спрашивать она, конечно, ни у кого ничего не станет. Мало кто ценит подобные вопросы от подчинённых, а жить Лине ой как хочется! Но не спорить же ей сейчас со своим учителем.
  Слегка вздрогнула от неожиданности, когда Сталар рассмеялся, но смогла улыбнуться чуть шире, словно поддерживая шутку.
  - Это радует, - едва слышно прошептала женщина, в ответ на слова о болванчиках.
  Картинно замерший архимаг мог бы вызвать улыбку в любой иной момент, но сейчас, глядя на него, Двалинея почувствовала, словно по её спине пробежал целый табун мурашек. В прошлом, женщина уже сталкивалась с Тишиной Зольца - удобное заклинание, когда нужно что-то скрыть, или наоборот - подчеркнуть. Но конкретно в этот момент, Лина на краткое мгновение возненавидела и это заклинание, и архимага, решившего его использовать - оно так "удачно" подчеркивало новый страх Двалинеи!
  "Будь послушна и воспитана. Как всегда."
  Одна из немногих особенностей Лунной - она всегда старалась действовать обдумано и держать себя в руках. Даже если всё внутри сжималось от страха, а руки почти не слушались - за языком, лицом и телом надо следить. Пусть окружающие не догадываются о настоящих чувствах Лины. Или хотя бы не представляют полные масштабы её эмоций. Так безопаснее.
  Волшебница повернулась к двери, приготовившись встретить своего возможного будущего Мастера. Негоже стоять к нему спиной.
  Он оказался... Выше, гораздо выше, чем она ожидала (особенно в сравнении с крошечной Линой!). И хоть она слышала о том, что змеи являются частью его тела, реальность отличается от воображения, и достаточно, чтоб сбить девушку с толку. Впрочем, у неё было несколько лишних мгновений, чтоб откинуть мысли о змеях прочь; сначала - поклониться в знак уважения, а уже потом - всё остальное.
  - Моё почтение, - в ответ на приветствие ассара негромко, но достаточно, чтоб её услышали все присутствующие, сказала Двалинея, не смея поднять взгляд на Гилъенира.
  Выровнявшись, женщина замерла, вновь спрятав левую руку за спину, а правую - прижав к груди. Сначала задержала взгляд внизу, глядя на змей Гила, но осознав, что это может выглядеть так, словно она на них пялится, Лина подняла глаза на руки ассара. За ними она и следила, пока он к ней не наблизился и не прикоснулся, а вместе с тем, почувствовала, как в груди что-то ёкнуло от страха. Женщина не могла припомнить, чтоб раньше находилась так близко к кому-то из ассаров, и уж тем более - чтоб ей было дозволено лично с ним разговаривать.
  Не зная, куда смотреть, Лунная полу-прикрыла глаза и упёрлась взглядом в одежды Гила. И хотя в ушах эхом отдавались удары сердца, выражение лица она сумела сохранить спокойным.
  Ответ же на слова Вечернего Гила пришёл сам собой.
  - Я желаю угодить Вам, Мастер, боюсь Вас разочаровать, и готова поклясться Вам в верности до самой смерти. Если Вы пожелаете сделать что-либо с моим телом в своих целях - приму это, как дар и возможность помочь Вам.
  Ещё час назад, Лина могла посмеяться с подобной фразы, услышь она её от другого. Сейчас ей было совершенно не до смеху, и оставалось надеяться, что её слова не будут  истолкованы неверно.

0


Вы здесь » Эреб — тёмное фэнтези » Настоящее время » [Q] 31.05.307 г. ЭВ — «Червь бездонный»


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC