http://forumfiles.ru/files/0019/58/c4/21708.css
http://forumfiles.ru/files/0019/58/c4/64440.css
http://forumfiles.ru/files/0019/58/c4/85591.css

Эреб — тёмное фэнтези

Объявление



Palantir

Добро пожаловать! Мы, кажется, наконец-то открылись.

Эреб — тёмное авторское фэнтези

Рейтинг — [18+]

Рисованные внешности, аниме-стилистика;
Эпизодическая система со смешанным мастерингом.





«Червь бездонный» — Мастер
«Союз тьмы» — Мастер
«Око за око» — Мастер
«Лурд Кайстийон» — Вива

Идёт набор на следующие события:
«Зверь Сильвара» и «Драконоборец»
Пока что в мире всё спокойно.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Эреб — тёмное фэнтези » Настоящее время » XХ.05.307 ЭВ — "Бездны духовности"


XХ.05.307 ЭВ — "Бездны духовности"

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

https://cdnb.artstation.com/p/assets/images/images/007/454/503/medium/shen-yh-0924.jpg

з а в я з к а

«...приехавший на раскопки под вечер профессор археологии Ночка успел всё же произнести в конце ужина: «Я хочу рассказать вам древнюю эльфийскую легенду…».

Думаю, что это было последнее, что он произнёс на всю ближайшую неделю. Если уж я, Майкл Оливер, вековой дуб и маленький исполин, да ещё и непьющий, утром искал многие необходимые для себя предметы на ощупь, то про остальных, которые постарше, сказать что-то положительное было решительно нельзя. Их, беспечных, утром не хотелось трогать даже вилами.

Поиски древностей в лесах близ Аверии, где обязан был быть храм Хелана, продолжались».

о с н о в н а я   и н ф о р м а ц и я

Погода и окружение: Тёплый майский день, зелёный лес, утопающие в зелени руины непонятно чего.

Участвующие лица: Майкл и все-все-все.

Тип эпизода: Открытый

Отредактировано Майкл Оливер (2018-07-07 16:21:25)

0

2

Майкл А. Оливер, достойный сын Хелана и многообещающий ученик, легко и по праву нёс быстро заслуженную репутацию самого невезучего барда-археолога на всём белом свете. На тех раскопках, где появлялась в пробковой каске белокурая голова Оливера, что-то ломалось. И хоть орава фанатов как могла выворачивала грунт, а работа лопатой была похожа на возведение рвов, в процессе которой многие плакали, а многие смеялись, лупя по головам кулаками, — но там, где был Майкл, не находилось ничего. Вообще ничего сколько-нибудь стоящего.

Как дурень последний Майкл стоял перед ректором после выезда на объект и тряс перед ним шестью кусками керамики. А вот Ночка, умелый шебет-тушкан во втором поколении, сын чёкнутого профессора и одногодка Майкла, выйдя по нужде в три часа ночи, мог случайно найти у обрыва литой тубус с прекрасно сохранившимся эпосом тёмных эльфов. Майкл, голый по пояс, весь в спёкшейся глине, сжигаемый солнцем, скрипел на зубах горьким пеплом, орудуя лопатой, а Ночка, помахивая хвостиком, ушками и совочком, обнаруживал древнее захоронение с кучей исторических артефактов методом случайного тыка.

Майкл на глазах превращался в землеройку, а Ночка — в звезду.

Майкл стоял паперти с пошарпаной гитарой ужасного вида, кланяясь в пояс проходящим вельможам, а Ночка в карете первого класса ехал на приём к ректору Коллегии, достойный сын своего отца-профессора.

Майкл водил худыми боками, как обозная кляча, а Ночка грациозно кланялся с медалью на шее.

В музее Коллегии Оливеру был посвящён рукописный огрызок с надписью: «Рисунки на бересте пятилетнего ребёнка», а Ночке принадлежали не просто стеллажи, мальчик их уже не считал, а целые залы: «Поэзия шебетско-именьковской культуры» и «Песни на северного воина эпохи раннего железа» с выцарапанной под табличкой кем-то совершенно неизвестным надписью майкловым почерком: «Ночка — козёл!»

Конечно, отношения сокурсников из-за этого были очень драматичными. Майкл помнил длинную паузу, когда он туманным утром с пакетиком мышьяка молчал у ночкинского котелка с кашей. Помнил и случай, когда деревенские пацаны приходили их бить, а Оливер как-то случайно в пылу битвы переметнулся на их сторону, прорываясь с воздетым ремнём к конкуренту.

Но жемчужиной своей коллекции Майкл считал историю, о которой рассказать не решился бы никому и о которой предпочитал бы забыть. Ключевым моментом в ней, впрочем, был звонкий крик Оливера: «На кого рассчитана эта клоунада с подставным уродцем?!» – и побег из помещения аттестационной комиссии. После этого случая болело всё: душа, сердце, и особенно зад.

А всё почему?

А всё потому, что нельзя так! Нельзя тащить из земли все тайны, пока другие плачут от отчаяния, глядя на луговые цветы!

Вот и сейчас Майкл в пробковой каске в одних шортах и босиком отчаянно орудовал лопатой, надеясь, что пока все спят в своих палатках после вчерашних вечерних возлияний "за приезд", он сможет накопать тот самый храм, о котором так долго...

Археологическая экспедиция была небольшой, — на сенсацию не надеялись. Сторонников теории о том, что храм Хелана располагался именно тут, было мало. Руины считались чьей-то летней резиденцией тыщу-какого-то-лохматого года и Коллегию не интересовали. Скорее, этот отряд отправили посмотреть, найдёт ли коса на камень. Что будет, если в одном отряде окажется везучий Ночка-младший и неудачник Оливер? Майкл был уверен, что на исход мероприятия в Школе принимались ставки, а скучающий взрослый куратор, поехавший с ними, лишь отслеживал честность спора. Ну и, наверное, следил за тем, чтоб Майкл с острыми предметами к маленькому тушкану не приближался. Всего в небольшом лагере около леса было едва ли человек семь.

Но Майкл, проснувшийся раненько, отправился в лес сам. Даже Вайтли не стал будить. Котёнка он взял под свою ответственность и готов был эту ответственность отстоять с лопатой в руках, но всё было хорошо, — Вайтли, кажется, всем понравился. Особенно, как и положено, тушкану Ночке. Тот котёнка робел, но смотрел почти влюблённо.

Вот найду храм! Вот я как найду храм! — думал Майкл, долбясь о руины, — вот все! Все будете знать!

+1

3

Утро… Раннее, даже слишком, наверное. В деревнях еще петухи не орали, как пить дать. «И чего его в такую рань…» - лениво думал Вайтли, искренне огорченный отсутствием Майкла на привычном месте, то есть, под боком, как и полагалось прежде.

Котики, знаете, крайне теплолюбивые существа. Особенно, если они знают, что у них есть личная грелка. Даже если грелка не очень-то и хочет ею быть. Как вот… сейчас.

Вайтли тихонько сопел, нервно похлопывая хвостом по лежанке и размышляя – идти за Майклом следом или тот пошел темные дела в кустиках делать, и сейчас вот-вот вернется вместе с котиковым спокойствием. Но время шло, лагерь спал, а Май как сквозь землю провалился.

Тут котик не выдержал и резко поднялся, вздрагивая сам от себя. Провалиться-то ведь вполне мог! Они же тут это, копали вот что-то. Сокровища найти хотели какие-то – Вайтли не особо в этих делах разбирался, но старательно пытался запомнить как можно больше, чтобы не быть таким уж бесполезным.

И отсутствие сэра Майкла Несравненного заставляло его нервничать все больше. И строить страшные предположения! Что было, конечно же, еще хуже.

Поэтому Вайтли тихонько встал, оглянулся, уверившись, что за ним никто не смотрит и сам он никого не разбудил, и осторожно пошел по следу. В прямом, кстати, смысле – отпечатки ног и едва уловимый запах он в этих потемках прекрасно различал и уже совсем скоро обнаружил пропажу, мысленно возмущаясь, что его не разбудили и не позвали. Хотя зачем мысленно-то?!

- Чего тут ковыряешься? – недовольно пробурчал Котик, выныривая из кустов и замирая у здоровенного валуна явно не природного происхождения. Ну, наверное – в этом Вайтли точно не был спецом.

- И меня чего не разбул… лдил, - запнувшись, зевнул котенок и подошел совсем вплотную, чтобы тут же на корточках усесться рядом с другом, - не стыдно? – укорил он, с любопытством вытягивая шею и заглядывая в уже раздолбанную к таким-то демонам ямку. Кажется, оттуда что-то блеснуло. Но, наверное, показалось.

Вайтли еще раз потер глаза. Он бы, честно говоря, еще немного поспал с превеликим удовольствием. А потом потанцевал, как вчера… Ух, весело было так! Правда, иной раз он ловил себя на не совсем хороших мыслишках, терроризируя взглядом Ночкин хвост – так и хотелось его поймать. Но в лапках Вайтли себя держал, за что мысленно и тайно был очень и очень горд.

+1

4

Лучи солнца едва подсветили кроны деревьев, когда Камил покинул свою лежку в ветвях дуба. Эльф совершенно не ожидал обнаружить в двух шагах от места своего поиска группу студиозусов и прочих подростков с профессором во главе, намеревающихся с упоением вонзить лопаты в землю.
                    Камил надеялся что место, в которое он надеялся попасть, археологи решат обойти стороной. В этот раз эльф полагал вылазку куда как более опасной чем обычно, поскольку место было куда как более свежее чем руины времен войны. Хотя об этом мало кто знал - место было просто забыто. Конечно же никакого храма Хелана, упоминаемого неоднократно участниками полевой вылазки, тут не было. А было летнее имение человеческого мага, не то ученика, не то наследника одного весьма интересного специалиста по проклятиям. Немало послужившего ассарам во время войны. И именно его записи, возможно находящиеся внутри и интересовали Камила.
                 Воспользовавшись массовыми возлияниями и толикой состава незаметно подлитого в часть сосудов, эльф был намерен проникнуть в руины не поднимая шума. Благо все встанут не раньше обеда. И вот теперь, с небывалым удивлением обнаружил что среди студентов свободных искусств всё ещё встречаются трезвенники, обладающие энтузиазмом достойным лучшего применения. Иным объяснить наличие юного Майкла лупающего заступом несчастные руины было сложно. Скрываясь в тенях среди руин Камил раздумывал что делать с юношей. Эльф склонялся к мысли что наличие головной боли только у остальных участников похода пожалуй несправедливо и стоит приласкать барда по каске, обеспечим тем самым и тишину и сговорчивость. Но тут появился еще один ребенок, шебет судя по ушам. Кот. Или котенок, если быть точным. Еще один.
                 Впрочем, додумать мысль Камил не успел.

+1

5

— Вайка? — Майкл опёрся на лопату. — Спал бы ещё. Я тут пока... ну... покопал бы.
Мальчик вздохнул.
— Я тебя не то что разбул. Я тебя разбул, раздел и спать уложил, потому что я не знаю, что вы там вчера такое лакали, но к ночи вы все потеряли человеческий облик, обнимая двумя руками свои печени и тихо икая перед переменой блюд. Ладно эти, мерзкие создания, неспособные даже осознать важность септаккорда в песне про белочку и считающие эти святые руины чей-то дачей. Но ты, беленький!

Мальчик водрузил котёнку пробковую каску на голову.

— Нет, я не настаиваю, — вздохнул он. — Ко мне как к непьющему тоже могут быть накоплены какие-то претензии. Обычно если я принимаюсь говорить тост во здравие нашего ровесника, звезды, тушкана и раздолбая Ночки, то по окончании тоста собравшиеся молча забирают свои подарки, отдают их мне и уходят на улицу навсегда. Может ещё папа-профессор вернуться и ударить кулаком по заплаканному сыну — и только. А я тем временем тщательно сортирую подношения и сгребаю в особую сумку салаты и отбивные, переживая за напитки. А? Хороший план? Но вчера, заметь, я сдерживался и даже не так громко плакал в подушку в палатке, как мог бы! Так что ты посиди тут и развлекай меня беседой, а я буду махать лопатой!

Особенного смысла махать лопатой в этих руинах не было, если хоть немного включить разум, а не полагаться на молодость и задор, как это сделал Майкл. Собственно, руины находились на поверхности, всё, что стоило внимания, давно растащили или изучили. А копать вглубь было, кажется, и вовсе не нужно. И никто не понимал, почему юный Майкл Оливер так яростно тянулся к этому месту. Да и он сам не понимал. Но этот напор ответственных лиц Коллегии где-то даже испугал.

Ничего, небольшой концерт делу уже не повредит. Чудить, так по крупному, а не по мелочам. Сразу будет ясно, — мальчик поменялся, повзрослел, отыскал, откопал, а иначе будут копиться недоумения. Ни к чему это. Да и Майкл в жизни не осмелился бы спорить с профессором. Не слушаться, он мог. Втихаря нарушать, вполне в его привычках. Но открыто вступить в спор со старшим? Что на него нашло? Что это за странный импульс был? Несвойственное степенному взрослому человеку ребячество, непредставимое для мальчишки сопротивление старшим. И что самое настораживающее, — эта неконтролируемость. Майкл не принимал этого решения, не думал и не взвешивал ничего; он просто взял и сделал. Даже не так, не "взял". Он просто сделал. Вот сделал, и всё, не задумываясь.

— Поэтому! Поэтому, Вайтли! По...

Лопата обо что-то звякнула.
Глаза Майкла блеснули радостью.

А затем расширились от ужаса.

+1

6

- Как я могу спать, когда ты тут? – возмутился шебет полушепотом, старательно сдерживая еще один зевок. Ну да, спать-то хотелось, и голова какая-то не такая была. Так и причины тому ведь… Вайтли замер, поджимая нижнюю губу и с недоверием уставившись на Майкла.

От каски он попытался увернуться, но безуспешно.

- Ты меня укоряешь сейчас, что ли? – подумав, решил уточнить котенок с недоверием. А то как же это так, чтобы к нему, Вайти, такому белому и пушистому да еще какие-то там претензии? Ну, ведь Май же сейчас именно это подразумевает, да? Или нет? Как же сложно все-таки понимать людей и других разумных, когда они открывают рот.

Вот сидели бы молча… Так бы хорошо… Хотя нет, скучно.

- А если не настаиваешь, - засопел Котик, решительно наглея и прямо чувствуя, как эта самая Наглость накрывает его пуховым одеяльцем с головой – у него даже хвост распушился, задираясь вверх! – то и не надо! Лучше скажи, что это за штука там торчит такая? – он не удержался – блестяшка  не показалась, Майкл ее даже умудрился немного очистить, пока размахивал своей копалкой – и потянулся было вперед, надеясь рассмотреть поближе эту сверкающую… штуку. С красивым камешком – он успел это разглядеть, пока пыль не скрыла обзора.

Вот только вместе с его движением вперед земля вокруг них ощутимо дрогнула.

Брякнули мелкие камушки, испуганно подскочившие вверх и вниз. По спине пробежала волна мурашек, и Вайтли испуганно кинул взгляд на Майкла, ища поддержки и ответа на незаданный еще вопрос.
А потом…

ПОТОМ!

ОНИ ПОКАТИЛИСЬ ВНИЗ.

Это было ни на что не похоже; они просто сидели рядом с ямкой, рядом покоились развалины старых зданий, на земле, между корней разросшихся деревьев и сорной травы, тут и там можно было увидеть осколки камня – более существенное давно уже унесли. И тут это местечко внезапно начало про-ва-ли-вать-ся под землю!

Вместе с ними! Вместе с этой штукой! Точнее, даже, наверное…

Вайтли с искренним ужасом взглянул на Штуку. С нее осыпался песок и теперь она была похожа на металлическую голову странного существа, а то, что они видели, был лишь кусочек торчащего вверх рога. Одного из нескольких. И Штука опускалась все ниже, буквально засасывая все вокруг вместе с собой!

Вайтли ожил и завопил, пытаясь зацепиться за что-нибудь – получилось только за Майкла. Вопить он не перестал, цепляться, впрочем, тоже, а вот залезть тому на голову, да в человеческом-то обличье, попытался на раз-два.

Под ногами всё дрожало, а вскоре и исчезло вовсе, это самое «всё». А еще оттуда, снизу, – он точно слышал! – доносился жуткий гул. И разверзающаяся под ногами дыра до ужаса напоминала ему сейчас глотку какого-нибудь подземного червя размером с дом.

Вопли Котика усилились, а потом небо над головой внезапно закончилось, превратившись в крошечное окошко. Окошко мотнуло и спряталось в сторону, а Вайтли с Майклом покатились куда-то дальше, окончательно теряясь в пространстве.

Наверное, им ещё повезло. Потому что под ними оказался не какой-нибудь колодец-ловушка, скорее, «труба-ловушка», извернувшаяся пару раз во время их «падения» и с ненавистью выплюнувшая юных археологов на влажные каменные плиты во тьме.
Завершение пути получилось… гулким.

Ну, хоть орать Вайтли прекратил, испугавшись собственного голоса еще в трубе – там его так исказило, усилив громкость в разы, что шерсть дыбом встала.

А еще Котик подумал, что отбил себе всё, что только можно! Хотя, наверное, в чем-то он был прав. Да и по виску мокрым текло – кажется, пару раз головушкой приложился здорово.

Но, наверное, он был больше цел, чем наоборот.

Или только так считал.

Тем не менее, в голове его сейчас царил кавардак, а мысли не желали приводиться из кучки в порядок. И еще немного тошнило. О чем Вайтли оповестил друга уже по факту, чудом умудрившись сделать это черное дело в сторону.

Отредактировано Вайтли Скас IV (2018-07-13 12:26:48)

+1

7

Эльф икнуть не успел как весь кусок развалин, вместе с незадачливыми археологами ушел под землю. Причем судя по звукам он именно опускался, а не проваливался. Что несомненно спасло детям жизнь. Ругаясь на благородном наречии предков, Камил выскочил из своего укрытия подступил к краю. Похоже что кусок конструкции просто опустился вниз, причем довольно глубоко. Хотя он все ещё может рискнуть спрыгнут. Гениальность задумки неизвестного архитектора неприятно поражала. Судя по всему часть двора, скорее всего внутреннего, просто ушла вниз являясь лифтом. Впрочем, новые владыки мира, а особенно их слуги из подчиненных рас могли себе позволить тогда многое. И зачастую позволяли.
            И ведь заработала. Это же нужно быть таким везучим, что бы случайно лопатой задействовать механизм трехсотлетней давности. Обычно приходиться неделями лазить по окрестностям что бы найти лаз среди обломков, зачастую дыру в перекрытиях. А потом еще и с ним возится.
           Детей в яме, как ни странно, не оказалось. Но в полу зияла еще одна дыра, уже значительно меньше. Сработавшая ловушка? Судя по затихающему в глубине крику и эху, все вроде живы, хотя кто его знает что там внизу. Цепляясь за корни и буквально вгрызаясь пальцами в землю Камил начал спуск.

       Тем временем внизу события начали приобретать все черты Приключения. На стенах сырого, гулкого помещения начали один за другим загораться голубые огоньки, висевшие ровным рядом над вырезанными из камня чашами. Пол и стены были некогда сложенные из отполированного камня, уходили вдаль добрые сорок метров. Столетия и корни растений внесли некоторые свои коррективы в их форму, покосив плиты, и местами обвалив. Пол был покрыт тонким слоем нетронутой пыли, в стенах виднелись черные провалы дверных проемов. В одном еще даже сохранилась ржавая стальная решетка. Беглый взгляд на стены так же мог подсказать, что ранее место было не из приятных. Судя по остаткам цепей и кандалов. Похоже что раньше и место куда выпали бард с котиком так же запиралось решеткой, но сейчас её ржавые остатки лежали на полу - время и влага не пощадили металл. Эхо от падения и криков гулко пробежало по залу и затихло.
И следом за ним прилетел скрежет, словно кто-то провел железкой по камню.

Отредактировано Камил аль-Альшфара (2018-07-13 17:07:57)

+1

8

От потолка отломился большой кусок и рухнул вниз на колонны. Послышался гулкий грохот. Грохот, отдаваясь эхом от стен, разнесся по всем коридорам и помещениям брошенного здания, которое, как оказалось, всё же имело свои секреты. Следом за куском потолка рухнуло несколько колонн зала. По полу прокатилась мелкая дрожь, грохот повторился снова, только теперь к нему добавились низкие тона звука. Что их издавало — понять было нельзя. Полыхнуло голубым светом, звучно хлопнуло.

Зачарованное помещение ждало сигнала сотни лет.
И когда дождалось, магические  все согласно вложенным в него инструкциям.
После чего огоньки непонятной природы бесшумно вспыхнули ярко-голубым.

Что-то, кажется, капало где-то. Сквозь трещины пробивался свет, решётка, которая стояла здесь долгие годы, была сорвана и покорежена. Подземная комната снова погрузилась в тишину, только изредка порыв ветра завывал в дырках и трещинах. И гулко разносился звук падающих капель.

Майкл нехотя разлепил глаза и закашлялся, — перехватило дыхание.

— Ну что за... — начал он и сам удивился тому, какой у него хриплый голос.

Мальчик потер лоб и тут же скривился от боли, заодно размазав кровь по всему лицу. Ссадины и царапины на лице, плечах и вообще всему телу придавали ему предположительно вид боевого ветерана, но это его, менестреля-пацифиста, совершенно не радовало. Он попытался подняться, но получилось плохо; в голове снова зашумело, и юный бард чуть не свалился на пол, успев опереться на повалившуюся колонну. Присел на нее, решил оставить попытки до лучших времен. Болело все, что могло болеть, а то, что болеть не могло, начинало задумываться о том, чтобы превозмочь себя и тоже начать болеть.

— Накопали, — невесело хмыкнул он, радуясь тому, что хотя бы не убился. — Вайтли?

Котёнок оказался жив и более-менее в порядке, хоть и ушиблись они здорово. Больше тут, кажется, никого не было, что и следовало ожидать от брошенных столько лет назад руин. Только эхо пронизало клубящуюся в воздухе влагу, отражаясь от стен и издевательски перекривляя мальчика. Он осмотрелся, но кроме разрушений ничего не нашел.

Юный археолог утер с лица кровь, сплюнул алой слюной противный медный привкус собственной тоски. И понял, что в душе у него как-то очень пусто. Как же шоколада хочется, спасу нет, — ни к селу ни к городу возникла в усталой голове мальчика нелепая мысль. Он поднялся, пошатываясь, хотя не имел на это ни сил, ни желания, и на ходу пообещал себе, что как только все это кончится, если когда-нибудь кончится, он обязательно закупится в кондитерской шоколадом и будет всласть его есть. Если, конечно, доживет.

— Теперь, — негромко начал Майкл, обретя снова дар речи и подняв лопату, которая пережила падение благополучно, не в пример мальчишкам, — скажи, Вайтли, спасибо за каску. Иначе плакали бы твои ушки. Значит, сейчас мы можем плакать и орать, пока нас кто-то не спасёт, а я тем временем сквозь слёзы и стенания буду делать тебе внушение о технике безопасности на раскопках, чем вторично спасу дитя для господа нашего Хелана. Или...

Он всё же поднялся на ноги, отметив, что молодой организм приходил в себя. Это вселяло уверенность.

— Или мы можем самостоятельно исследовать это грандиозное, масштабное открытие, после чего доложим о нём и станем знамениты, а заодно найдём отсюда выход. И вот эти огоньки... Они для чего-то нужны! Должен же тут, и правда...

И тут послышался какой-то неприятный скрежет. Мало ли что могло издавать такой звук, казалось бы, но душа Оливера сбежала в пятки.

— Э... эй! — крикнул он. — У меня в руках лопата! И я не побоюсь её применить! Не доводи до греха!

0


Вы здесь » Эреб — тёмное фэнтези » Настоящее время » XХ.05.307 ЭВ — "Бездны духовности"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC